Свежие комментарии

  • Наталья Мустафина
    Бред. Ну нельзя же всякую ерунду выставлять на всеобщее обозрение.Дочь счастлива в ...
  • Лалита Далина
    Если люди трудолюбивые и хозяйственные,то в деревне можно жить лучше,чем в городе,хотя какая деревня , тоже много значитДочь счастлива в ...
  • Владимир Аверков
    учёные считают,что это подвид бурого...но цвет и поведение отличается...гризли злее и мельче... Автору дарю анекдот.....О потерявшейся в ...

Жизнь прошла

Анна Ивановна – жена со стажем в тридцать семь лет. Две взрослые дочери, внуки.

Она – уже год на пенсии, муж, Иван Иванович, – еще работает, поскольку пенсионный возраст увеличили. Обоим около шестидесяти.

Казалось бы: всю жизнь вместе, знают друг друга как облупленных, давно стали, по сути, родными, а мира и покоя в доме нет.

Анна Ивановна убеждена, что муж ее не любит, возможно, никогда и не любил. Не ценит, не уважает, не видит в ней человека. Забыл, что рядом с ним женщина, а не его мама.

Требует, как ребенок, постоянного внимания, заботы. Не понимает, когда по его первому требованию, жена не подпрыгивает, как когда-то и не бежит выполнять пожелания.

Источник: https://clck.ru/z85Mg

 

Вот, буквально на днях: Анна Ивановна поднялась ни свет ни заря, чтобы закатать компоты из слив. Параллельно обед приготовила. Яблок в сушилку нарезала.

Иван Иванович в это время мирно почивал.

Наконец, проснулся. Спешить никуда не надо (он в отпуске), встал и вальяжно пошлепал на кухню.

А там – самый ответственный момент: вода кипит, пар горой, Анна Ивановна заливает и закатывает банки.

–Доброе утро, – говорит она доброжелательно, увидев мужа в проеме двери.

Тот – возмущенный тоном:

– Я вообще-то есть хочу!

– Подожди минут пять. Я сейчас закончу, будем завтракать.

Муж недоволен. Этого невозможно не заметить. Резко разворачивается и уходит, ляпнув дверью.

Через минуту возвращается, начинает доставать продукты из холодильника, ставить чайник, резать хлеб. И все это рядом с женой, которая работает с кипятком (кто когда-нибудь закатывал, знает, что этот процесс останавливать нежелательно).

При этом Иван Иванович кряхтит, страдальчески вздыхает, всячески демонстрирует обиду.

Анна Ивановна все это видит и терпит изо всех сил, чтобы не взорваться.

Закончив с компотами, она вытирает пот со лба, выходит из кухни, идет в зал, где муж благополучно завтракает в одиночку и спрашивает:

– Ну как, хорошо тебе?

– Ты совсем совесть потеряла! – грубо отвечает Иван Иванович.

– Я?

– Ну не я же! Сначала человека надо покормить, а потом всякой ерундой заниматься!

Ну что тут скажешь?!

Анна Ивановна понимает весь подтекст, поэтому молча уходит из комнаты.

Настроение испорчено на весь день.

А Иван Иванович – горд: поставил жену на место!

Пару часов супруги не разговаривают. Муж думает, что так он воспитывает жену (до сих пор думает, что это возможно), а она – просто не хочет его ни видеть, ни слышать.

Потом оба делают вид, что ничего не произошло и общаются как ни в чем не бывало. Ключевые слова здесь – «делают вид».

Потому что подобные мелкие обиды никуда не деваются. Они накапливаются! А потом, когда капает последняя капля, обида вырывается наружу и сносит все на своем пути!

Или вот недавно: Анна Ивановна рано утром ушла на дачу. Наработалась. Сумки тяжелые домой притащила.

Заходит в квартиру и видит: муж у телевизора, новости смотрит. А что? Имеет право, он же в отпуске.

Прошла уставшая, уже немолодая женщина молча в спальню переодеться, а там до сих пор (11.00) закрыты ночные жалюзи.

«И что?» – спросите вы. А ничего, просто на подоконнике стоят любимые цветы хозяйки. И она раз двести просила мужа: «Встал, открой окна. Цветам свет нужен».

– Иван, – охнула Анна Ивановна, – я же просила окна открывать…

Не успела женщина договорить, как в ее сторону полетело:

– Да задолбала ты со своим цветами! Я их скоро в ведро выкину! Не хватало еще из-за них ругаться!

Ну, что тут скажешь?

И Анна Ивановна, понимая, что объяснять бесполезно, снова промолчала, а сама подумала: «Разве в цветах дело?»

И снова в доме тишина. Супруги не разговаривают.

Она - не может себя заставить. Он – от возмущения, что потревожили его «царственную» персону.

А то, что, не открыв эти злополучные окна, он обидел свою жену, показал, что ему безразличны ее просьбы и интересы, мужчина даже не догадывается. Ведь его самого это не касается.

– Как же я устала, пока мой в отпуске, – жалуется Анна Ивановна подруге, – жду не дождусь, когда на работу пойдет.

– У меня тоже самое. Ненавижу, когда мой долго дома.

– Как подумаю, – продолжает наша героиня, – что скоро на пенсию выйдет – дрожь берет. Месяц – куда ни шло. Так он заявил, что ни дня работать не будет, как только 63 стукнет. Кошмар! Хоть на развод подавай…

– Да уж…

– Вот ведь, и жалко его: стареет, сил нет, здоровье подводит.

А видеть его 24/7 не хочу. Ума не приложу, что делать.

Уж говорила ему, мол, мало нам осталось, неужели нельзя мирно пожить, жалеючи друг дружку, чай немолодые уже. Не понимает…

Все ищет за что прицепиться. Другой раз сил нет терпеть.

А куда денешься?

Жизнь прошла…

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх