Свежие комментарии

  • Ирина
    Правда в том, что всем троим нужна поддержка и вместе им лучше. А больше никакая другая правда не нужна .Ненужная правда...
  • Александр Фесенко
    Не сказка а гоу ноу.Вдова везла тело ...
  • Альбина Колесникова
    Сказка и только.Вдова везла тело ...

Платьишко для куколки.... (совсем немножко... жуткое чтиво)

Платьишко для куколки.... (совсем немножко... жуткое чтиво)

Выходя из метро, я обратила внимание на сухонькую старушку в вязаном берете. Она продавала кукольную одежду для барби. Красивые, бальные платья висели на маленьких вешалках. Я не смогла пройти мимо, хоть в куклы я уже не играю лет 20.

-Добрый вечер, - обратилась я к старушке, - а почем наряды для барби?

-По 250рублей. Я сама их шила. Смотри, деточка, какие красивые! А ты что, сама будешь играть, деток-то у тебя нету, - с улыбкой сказала старушка.

-А вы откуда знаете? – я очень удивилась. Откуда старушка может знать, что у меня нет детей?

-А я все знаю. И что куклы у тебя нет, чтобы наряжать ее, я тоже знаю. На вот, это одна из моих. Все вместе будет 500 рублей.

Под сильным впечатлением, я протянула старушке деньги, взяла пакетик с куклой и платьем и пошла в сторону дома. Она цыганка что ли? Откуда все про меня знает? Ну да ладно, угадала просто. Теперь у меня есть куколка и роскошное, нежное, золотое бальное платье для нее. Куколку я поставила на полку рядом с декоративным светильником в форме домика. А ночью мне приснилась эта старушка. Она дала мне новое платье и сказала: «Вот новое платьишко для куколки, ты приходи ко мне чаще, куколке нужны новые наряды!».

В этот же день, после работы, у метро я опять встретила старушку с кукольными платьями.

-Ну, что, деточка! Ты за новым платьишком для куколки пришла?

-Да, - на самом деле я хотела сказать нет, но увидела у неё на вешалке потрясающее розовое платье. Вышивка и россыпь «бриллиантов» меня покорили, - а вы вышивку тоже сами сделали?

-Да, говорю же, все делаю собственными руками. Возьми, деточка, 250 рублей всего!

Я протянула деньги старушке, забрала платье и пошла домой. Незаметно для самой себя, я очень увлеклась этими кукольными платьями. Подходила к ней каждый раз, как видела. Смотрела на платья, разговаривала с ней. Старушка, Агата Сергеевна, раньше была портнихой. В советские времена к ней ходили много клиенток. Ну а потом времена изменились и ее наряды стали никому не нужны. В 90-е было совсем не до красивых платьев. Ну и Агата Сергеевна стала шить для кукол - пошла работать в кукольный театр. Сейчас на пенсии. И считает своё хобби неплохим дополнительным заработком. Я уже купила у старушки четыре платья. Да и какая куколка интересная! Это не просто барби из магазина. Может, какая-то уникальная коллекционная кукла. А Агата Сергеевна мне её за бесценок продала. Надо будет у неё при встрече спросить. Куколка так и стояла на моей полке: нежный румянец, лёгкая улыбка и самые настоящие реснички, которые дрожали от дуновения ветра. Как-то я переодевала куклу в новое платьишко. И мне вдруг показалось, что она подмигнула мне. Не может быть! Глазки ведь нарисованные. Но я так впечатлилась, что ночью мне приснилась куколка. Будто она и не кукла вовсе, а молодая девушка. Она сидела на моей кровати, гладила меня ручками и плакала. Какой странный сон. Кукла снилась мне еще несколько раз. Она все так же плакала и гладила меня ручками.

Когда в следующий раз подошла к Агате Сергеевне, то сразу спросила, откуда у нее такая интересная куколка, которую она мне продала в первый раз, где она купила.

-Деточка, не переживай. У меня много таких куколок. Они сами меня находят, - старушка подмигнула мне, - если хочешь, я могу тебе продать еще одну. У тебя же теперь много нарядов.

-Ну… Я не знаю. Я вроде как в куклы уже не играю. Вы мне лучше скажите, не хотите снова начать жить не для кукол, а для людей? У вас такие искусные платья. Я бы себе такое купила. Мне, конечно, некуда такое надеть. Но я могу использовать его для своих фотосессии – я фотограф.

-Деточка, так у меня нет манекена. Мерки с кого снимать? Разве что ты согласишься, - Агата Сергеевна растянулась в улыбке.

-Давайте попробуем. А сколько вы возьмете за такую работу и за материалы?

-Не переживай о цене. Материала у меня много. Я еще с сытых советских времен припасла много рулонов красивых тканей. Бережно их храню – они как новые. Ты приходи завтра вечером, пойдем ко мне мерки снимать. Я сошью тебе красивое платьишко.

Я никак не могла дождаться вечера следующего дня. Я просто летела к своей старушке, чтобы скорее приступить к созданию платья. У Агаты Сергеевны была аккуратная чистенькая квартирка. Ремонт старый, но очень добротный. Сразу видно, что во времена своей востребованности, старушка жила очень хорошо. Она показала мне материалы.

-Смотри, деточка. Можем сшить тебе амазонку – платье для верховой езды. Кремовый жаккард и гипюр, бордовое кружево… Посмотри какую манишку мы сделаем, - Агата Сергеевна показывала мне картинки девушек, свои наброски и предлагала, как можно все украсить, чтобы платье стало настоящим произведением искусства. Я была в полном восторге! Меньше чем через месяц я стану обладательницей великолепного костюма для верховой езды, стилизованного под 18 век. Пока старушка снимала мерки с меня, я рассматривала ее комнату. Повсюду стояли куколки, такие же как и моя. Они так похожи, но у всех разные лица. Удивительно, кто же все-таки делает этих кукол?

-Агата Сергеевна, а все-таки расскажите мне, откуда у вас эти куклы. Правда, они такие необычны, явно ручная работа.

-Деточка, как-нибудь обязательно расскажу. Это интересная история, - заговорщицки подмигнула мне старушка.

Всю следующую неделю я бегала к Агате Сергеевне на примерки. Уже сейчас, когда работа еще в самом начале, было понятно, что платье будет просто роскошное. Я привыкала к Агате Сергеевне и в тайне надеялась, что наша дружба и, так сказать, творческий союз продолжатся. Я обдумывала идеи фотосессий с ее куколками, вдруг она разрешит мне их взять на один день. Куколки, стоявшие передо мной, будто бы улыбались. В итоге, я все-таки решилась у нее попросить. Она как раз подшивала спинку, я стояла прямо – мне было велено не дергаться.

-Агата Сергеевна, а вот как вы на такое смотрите. У меня родилась идея сделать фотосессию с вашими куколками в нарядах, которые вы шьете. Если позволите, я взяла бы их на день. А вечером вам обратно бы привезла. Если хотите, то можете пойти со мной, посмотреть, как все происходит. А, Агата Сергеевна? – я обернулась, и первый раз увидела хмурое, почти злое лицо старушки. Мне даже стало как-то неуютно.

-Нет, деточка. Наверно, это не очень хорошая идея. Куколки очень нежные. Они не для игры. А просто чтобы стояли и радовали меня. Не могу я их тебе дать, - старушка немного смягчилась, - но если хочешь, можешь их пофотографировать у меня дома.

Я, честно говоря, совсем не ожидала такой реакции. Фотографировать у нее, конечно, можно. Но это не будет студийной съемкой: не тот свет, декорации, все не то! Это уже будут не коммерческие фотографии, которые я смогу использовать и на продажу, и для портфолио, а просто любительские. Разочарованно и грустно я смотрела на кукол, пока Агата Сергеевна работала. Куколки тоже казались грустными: уголки губ опушены вниз, глазки немного прикрыты. Они как живые. Ладно, буду делать фотографии тут. Не могу упустить эту возможность.

-Агата Сергеевна, если вы не против, я тогда к вам приду с оборудованием и фото сделаю.

-Хорошо, деточка. Только давай сначала с платьем твоим закончим. А потом приходи, фотографируй, сколько душе угодно.

В течение следующих нескольких недель к Агате Сергеевне я не ходила и ее у метро не видела – она была дома и работала над платьем. А мне скорее хотелось надеть свою шикарную амазонку и еще больше хотелось пофотографировать кукол.

Ночью мне снились куколки старушки, они все были живые, красиво наряженные. Куколки-девушки закрывали лицо ладошками и горько плакали. Я спросила: «О ком вы так горько плачете?». Моя куколка подняла заплаканное личико и сказала: «О тебе плачем».

Меня напугал этот сон. Не то чтобы я сильно суеверная. Но плачущие куклы слишком часто мне снятся. Что они хотят сказать? Настроение было на нуле с самого утра. Я рассеяно собирала все, что мне может пригодиться на фотосессии. Сегодня день итоговой примерки, и я договорилась со старушкой на счет фотосессии. Аппаратуру из студии я привезла накануне. Моя куколка отлично поместилась в футляре для фотоаппарата. В назначенный час я стояла у дверей Агаты Сергеевны.

-Проходи, деточка! Посмотри, какую красоту я сделала.

На вешалке висело мое платье. На пышной юбке были вышиты две птички.

-Это голубые сойки! Решила еще немного украсить твое платьишко, - улыбнулась мне Агата Сергеевна, - давай, я помогу тебе примерить.

Вскоре я стояла в великолепной амазонке кремового цвета с бордовым кружевом. Искусница Агата Сергеевна сделала настоящее произведение искусства. Маленькие голубые сойки, вышитые на юбке, были словно живые. От восторга я потеряла дар речи.

-Нравится, деточка?

-Конечно, нравится, Агата Сергеевна! Вы мастерица высшего уровня! Спасибо вам огромное!

-Ну и славно! Походи в нем, деточка, посиди. Почувствую себя настоящей куколкой, а я пока пойду поставлю чайник.

Я прохаживалась по комнате в платье. Легкое, удобное, сшитое точно по фигуре. Встав перед большим зеркалом, я никак не могла собой налюбоваться. Потом я повернулась к куколкам: «Смотрите, девочки, я прям совсем как вы!».

Вернулась Агата Сергеевна с подносом и чашками.

-Помогите мне расстегнуть платье, не хочу его запачкать за нашим чаепитием.

-А ты просто будь аккуратнее. Посиди в платье. Оно так тебе идет, куколка моя.

-Нет, давайте, я все-таки сниму. Будет жаль, если я пролью чай или испачкаю его печеньем, - я собиралась встать из-за стола, но Агата Сергеевна жестко ответила.

-Посиди, говорю!

Немного растерявшись, я покорно осталась сидеть на стуле. Наверно, ей хочется посмотреть на своё платье. Не буду ее расстраивать. Я взяла аккуратную чашку из сервиза и отхлебнула чай.

-Ты же меня все время спрашивала, откуда куколки. Ну вот, теперь я могу рассказать тебе их историю. Помнишь, я говорила тебе, что в советские времена у меня было много клиенток. Всем красивые, молодые, жены дипломатов, высших чинов. Я шила им все – от ночных сорочек до пиджаков! А потом в 90-х все рухнуло. Девочки мои стали реже захаживать, меньше заказывать. А потом совсем пропали. Я их понимаю, конечно. Мужья слетели с должностей. Надо как-то выкручиваться, чтобы прокормить себя. Тут уж не до нарядов. Ну а мне что делать? Ладно, уж с деньгами с этими. Честно скажу, все равно не бедствовала, копеечка всегда водилась. А вот общения катастрофически не хватало.

Я аккуратно пила чай, боясь пролить хоть капельку на платье. А от печенья совсем решила отказаться, вдруг крошки оставят пятна на дорогой ткани. А старушка продолжала свой рассказ.

-Я как-то решила собрать своих самых верных девочек у себя. Так просто, посидеть чайку попить, поболтать. Пришли, значит, мои красавицы. Расселись мы, чаевничаем, болтаем. А я думаю – не хочу девочек отпускать, это же мои куколки, мои музы! Сколько я им нарядов шила, не счесть. Ну и решила им прощальный подарок сделать, каждой из десяти девочек. Платья им пошить. Ходили они ко мне по одной на примерки. Вот как ты сейчас. В каждый наряд я вложила всю душу. Потом была итоговая примерка. Моя куколка одевалась в изысканный наряд, и мы садились пить чай. Деточка, и что самое интересное, больше от меня эти девочки не уходили.

-Правда, - удивилась я, - потом они к вам опять ходили и заказывали пошив? Вы им бесплатно шили?

-Нет, деточка, ты не поняла. Мои куколки после последней примерки оставались у меня навсегда. Вот же они, - Агата Сергеевна показала руками на кукол, - посмотри на их грустные личики, видимо вспомнили все, девочки мои.

-Не поняла, Агата Сергеевна, как это больше не уходили? Они вам кукол подарили, как бы вместо себя?

-Деточка, ты меня не слушаешь. Мои куклы – это и есть мои клиентки. Они раньше ходили ко мне, как ты. А теперь у меня сидят.

Мне как-то неуютно стало. Наверно, старушка не совсем в себе. И у нее уже старческие проблемы. Ладно, надо не подавать вида, сейчас спокойно чай допью, расплачусь за платье и уйду. Не буду кукол фотографировать. Я попыталась поднять чашку, чтобы допить последний глоток чая, но рука не слушалась. Она словно закоченела. Я посмотрела на свои пальцы – ладонь вытянутая, большой палец прижат к остальным, а указательный чуть поднять вверх. Вторая рука такая же. Что случилось? Я встала и собиралась сделать шаг, но в этот момент все резко закружилось, я будто падала с огромной высоты. Кто-то меня подхватил. Открыв глаза, я увидела, что меня держит огромная рука, сама же я не могу пошевелиться. Агата Сергеевна держала меня в руке. Я стала куклой! Самой настоящей пластиковой куклой. Руки, ноги, ничего не двигалось. Я могла только смотреть перед собой. Или туда, куда повернут мою голову. Это, наверно, меня Агата Сергеевна чем-то опоила и у меня теперь галлюцинации: я вижу все вокруг огромных размеров и чувствую себя пластиковой куклой.

Старушка посадила меня рядом с другими куколками. Это ведь галлюцинации или это реальность?

-Деточка, вот так все мои девочки стали моими куколками. Как и ты. Теперь ты моя куколка! Не переживай, я сошью тебе новое платьишко.

У Агаты Сергеевны появилась новая, одиннадцатая куколка в красивой кремовой амазонке. Правда, куколка всегда была печальной. И старушке постоянно приходилось вытирать маленькие слезки с кукольного личика. Но это не так страшно, все куколки сначала плакали, а потом перестали. Наверно, забыли, как это делается. И эта забудет.
Платьишко для куколки.... (совсем немножко... жуткое чтиво)
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх