Свежие комментарии

  • Oльга Кондрашева
    Из грязи - в князи! А грязь души не выветривается.Встречают по одёж...
  • Вадим Белов
    Всякое в жизни бывает. Я прагматик и циник "до мозга костей" даже поверил в Бога после некоторых необъяснимых событий.Петрович (жуткая ...
  • Сергей Сычев
    Мы же все одинаковые! Спасибо за это СССР!!! А те, кто считает себя выше других, являются просто людьми с комплексом ...Встречают по одёж...

Сокровища (просто приятное чтиво)

Так уж сложилась у Валентины жизнь, что своего единственного сына Юрочку пришлось ей растить одной. Пока Валя счастливо прижимала к себе в роддоме туго спеленатый свёрток с новорожденным младенцем, его счастливый отец так напраздновался от радости с друзьями, что утонул в речке, на берегу которой они обмывали это радостное событие.

Тяжело Валентине было одной сына растить, предприятия закрывались, многих сокращали. Замуж она больше так и не вышла, не встретился человек. Поэтому всю свою любовь, заботу, нежность она отдавала Юрочке. Ничего, подняла и одна, выучила, на ноги поставила. Юра на хорошую работу устроился, а вскорости и невесту привёл знакомиться. Ира была приезжей, доучивалась на последнем курсе института и жила в общежитии. Сыграли свадьбу. И Ира сразу сказала Юре:

- Не хочу жить с твоей мамой в одной квартире (квартира была двухкомнатной). Знаешь, как говорят? Две медведицы в одной берлоге не уживутся, да и чем дальше невестка со свекровью друг от друга живут, тем отношения лучше. Так что будем снимать квартиру и жить отдельно.

Когда Юра передал эти слова матери, Валентину неприятно кольнуло внутри, но виду не подала.

- А и правильно, сынок. Правильно Ирочка говорит. Вы молодые, вам и музыку хочется послушать погромче, и друзей пригласить, а мне уже тишины больше хочется, да и у каждой хозяйки на кухне свои порядки.

Права Ирочка, так будет лучше. А ко мне в гости будете заходить, когда захотите.

Первое время одиноко и пусто было у Валентины на душе. Придёт с работы и ходит по квартире, как неприкаянная, словом перемолвится не с кем. А по выходным такая тоска накатывала, хоть волком вой. Дети приходили в гости, но редко, оно и понятно, дело-то молодое. Ну, уж когда приходили, наготавливала Валентина, как на свадьбу.

- Кушайте, кушайте, у вас ведь нет времени выготавливать, а мне что ещё делать.

И с собой всегда приличный тормозок давала. А потом, оставшись одна, перемывала посуду, утирала набегавшие сами собой слёзы и тяжело вздыхала.

Одна из сотрудниц посоветовала Валентине завести собачку:

- Как раз у моей знакомой щенки от корги есть. Они не чистокровные. Понимаешь, прорыла лаз под сеткой и удрала к соседскому безпороднику. Знакомая теперь этих метисиков почти даром раздаёт. Они такие хорошенькие, тебе-то какая разница до их родословной, ты ж на выставку ходить не будешь. Зато собачка небольшая, а уж друг какой, с такой не заскучаешь.

Валентина немного посомневалась, не было у неё никогда ни котиков, ни собак, как-то ни до того ей было всё это время. Робко попросила, сначала просто посмотреть. А когда увидела это коротколапое чудо, важно выхаживающее по двору, то только и смогла, что всплеснуть руками и сказать: «Ах!»

Все фотографии взяты из открытых источников интернета
Все фотографии взяты из открытых источников интернета

Так в её жизни появился Тяпа. Почему-то эта простоватая и незатейливая кличка сразу сама по себе пришла в голову.

С тех пор Валентина забыла, что такое грусть и одиночество. Ведь дома её преданно ждал Тяпа. А как он встречал! Ей казалось, что даже Юрочка, когда был маленьким, так не радовался, когда она забирала его из садика.

Так прошло три года.

Новая жизнь Валентины, в которую Тяпа внёс свои изменения, устоялась. Впервые за всю свою самостоятельную жизнь женщина вдруг почувствовала, как же это хорошо, когда в голове не крутятся постоянные мысли о том, чем накормить ребёнка, во что одеть, где взять денег на учёбу и т.д. Валентина чувствовала себя свободной и счастливой. Счастливой от преданных глаз-бусинок, от этой неподдельной радости, от неспешных прогулок по улицам. Она уже просто не представляла себе другой жизни, особенно без Тяпы.

И вдруг, Юра с Ирой как-то неожиданно, без предупреждения, зашли к ней в гости.

- С работой сейчас плохо, - начал жаловаться сын, - кого-то на удалёнку отправили, кого-то вообще уволили. Меня оставили в офисе, но премиальные уменьшили так, что не представляю, как мы с Ирой будем дальше выкручиваться. Тем более что у тебя через шесть месяцев появится внук или внучка. В общем, мама, жить нам на съёмной квартире теперь не по карману.

Ну, что ж, деваться некуда. Заселился сын с женой в свою бывшую комнату.

- Ой, а можно она не будет к нам в комнату заходить, - сказала Ира на третий день, брезгливо указывая пальчиком на Тяпу.

- Конечно, - спокойно ответила Валентина, - двери в свою комнату закрывайте, и Тяпа в вашу комнату не зайдёт.

На тот момент это было единственным условием невестки, которая поначалу вела себя скромно и помогала по хозяйству. Уже на позднем сроке беременности Валентина сама отстранила Иру от любой домашней работы, понимала, что тяжело, сама всех обхаживала, хоть здоровьем к тому времени уже не блистала. Так и жили потихоньку до самых родов.

Ира родила здоровенькую, крепкую девочку. Валентина с сыном очень радовались. Пока Ира с малышкой были в роддоме, Валя выдраила до блеска всю квартиру, перестирала шторы, обустроила уголок с детской кроваткой, накупила пелёнок, распашонок. Она крутилась, как белка в колесе, радостно мурлыча себе под нос весёлую песенку. Вместе с ней отчаянно радовался и Тяпа. Пёсик, конечно, не понимал в чём дело, но его любимая хозяйка так счастлива, значит, счастлив и он, Тяпа.

Валентина суетилась на кухне, доваривая, помешивая, когда Юра с завёрнутой в одеяльце дочерью на руках и Ирина с букетом алых роз зашли в квартиру. Вот тут-то всё и началось. Тяпа радостно выскочил им на встречу, неистово махая хвостиком.

- Уберите от меня эту собаку! – взвизгнула Ирина, отталкивая Тяпу ногой. – Собаки – это источник грязи и всякой заразы, а у нас маленький ребёнок!

Валентина, молча, взяла на руки перепуганного Тяпу и закрыла у себя в комнате. Тяпа жалобно скулил и скрёб коготками дверь, всякое желание немного отпраздновать возвращение невестки с внучкой из роддома у Валентины пропало. Она взяла Тяпу, и они долго бродили по улицам города, пока не стемнело. Придя домой, Валя перемыла грязную посуду и легла спать.

На следующий день, придя с работы, женщина услышала:

- Не надо пускать собаку на кухню! Кормите её у себя в комнате! У Вас теперь в квартире новорождённый ребёнок, между прочим, Ваша внучка!

- Ира, - спокойно ответила Валентина, - Тяпа - живое существо, он привык есть на кухне, к тому же он не заходит в комнату с ребёнком, и держать его, как пленника, всё время в комнате, я не вижу смысла. Он общительный, привык всё время за мной ходить, ему будет плохо.

Ирина только фыркнула, пробурчала что-то себе под нос и громко хлопнула дверью в свою комнату. А дальше всё пошло по нарастающей, как снежный ком.

- Неужели так трудно понять, что ребёнок только уснул, а Вы тихо на работу собраться не можете, - вычитывала Ирина свекровь.

- А что я такого сделала? – недоумевала Валентина.

- Вы феном голову у себя в комнате сушили!

- А как я, по-твоему, должна на работу идти?

- Это Ваши проблемы, думать надо, а не жужжать с утра пораньше!

Потом хуже.

- Вы можете потише посудой греметь, когда её моете?

- Ну, неужели нельзя отключать звонок на своём мобильном, когда домой приходите? Вам позвонили, ребёнок проснулся, а мне её теперь опять укладывать.

- Куда Вы достали пылесос? Ваша внучка испугается. А чтобы не было собачьей шерсти, собаку надо просто убрать из квартиры. А шерсть можно и щёткой пособирать.

Шло время. Валентина поймала себя на мысли, что ей не хочется возвращаться домой с работы. Тяпа из задорной и бесшабашной превратилась в запуганную и унылую собачонку с вечно несчастными глазами. Теперь они мало по времени гуляли на улице, потому что вся готовка, мытьё посуды, уборка, стирка и глажка ложились на Валентину. Ира не делала ничего, ведь у неё же маленький ребёнок. А значит, все вокруг неё должны порхать и славить её «великий» материнский подвиг.

«Интересно», - думала Валентина, - «а как же я абсолютно одна, без бабушек и дедушек, даже без мужа вырастила Юру? И ничего. Уставала, конечно, но умудрялась иногда даже книгу почитать, когда Юра спал».

В последнее время Валентина начала испытывать дискомфорт с левой стороны груди. Сходила к врачу, который прописал сердечные капли, покой, свежий воздух и положительные эмоции. Рассказала об этом сыну.

- Мама, дочка такая неспокойная, Ирочка так с ней устаёт, пойми. Ты же должна её понять, потерпи, - ответил Юра.

«Ладно», - думала Валентина, - «как это сейчас по-модному называется? Кажется, послеродовая депрессия? Мне-то некогда было о ней думать, времени не было…»

Прошло полгода. Ирина по-прежнему ничем, кроме самого ребёнка, не занималась. Валентина старалась невестку не раздражать, только капли сердечные всё чаще и чаще пила, да Тяпу всё крепче к себе прижимала. С работой у сына всё как-то не налаживалось, Ира, похоже, уже решила навсегда укорениться в её квартире.

У внучки начали резаться зубки. Юра спал в своей комнате, а Валентина проснулась, слышала, как невестка ходит по коридору, укачивая малышку. Встала, вышла из своей комнаты:

- Ира, иди, отдохни, давай я покачаю.

- Уйдите, - зло прошипела Ирина, - к ребёнку со своими вечно грязными от собаки руками не лезьте. Никакого соображения не имеете, что собаке не место в доме с ребёнком, а ещё бабушка!

Валентина только, молча, приложила руку к левой стороне груди и ушла в свою комнату. Слёзы неслышно струились по щекам, скатываясь на подушку. Тяпа тихонько поскуливал и лизал её мокрое лицо своим горячим языком.

Наутро Валентина тоном, не терпящим возражений, сказала сыну, подавая завтрак:

- Юрий, трудно вам или нет, но я хочу, чтобы через две недели максимум вас здесь не было. Осточертело! Идите на аренду, пусть Ирина там командует. А ты ищи подработку, меняй работу, что хочешь, делай! Не мальчик, тебе уже тридцать лет. А я хочу жить так, как я привыкла, по своим правилам и с Тяпой. В конце концов, это моя квартира, и я здесь хозяйка!

- Как же так, как же ты так можешь?! – верещала в телефонную трубку сватья из другого города. – Сердца у тебя нет, ты же сама мать! Неужели у тебя душа за детей не болит?! И за внучку, между прочим, родную! Одним словом - СВЕКРОВИЩА!!!

Валентина положила телефон на стол и прислушалась к себе: нет, не болит, ничего не болит. «А завтра, когда от меня съедут сын с невесткой, вообще всё прекрасно будет…» - подумала женщина и посмотрела на Тяпу.

- Да, Тяпочка?

- Гав-гав! – звонко ответил Тяпа, замахал хвостиком и весело посмотрел хозяйке в глаза.

СВЕКРОВИЩА

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх