Свежие комментарии

  • Наталья Козлова
    Пошли бы, да не зовет никто. Ни в "занятость" не подавали вакансии, ни в объявлениях не публиковали. Для нас 50тыс- в...Задаю знакомому т...
  • Mike Mike
    Ты не ответил. Он жил в отдельном номере или в казарме, бля?СССР кроме галош ...
  • Алексей Смирнов
    Свидетельствует о перемене сознания. Читайте: https://pandoraopen.ru/2019-11-06/sravnenie-promyshlennosti-rsfsr-i-sov...Не хочу назад в С...

Что сказал муж «Тоньки-пулеметчицы», когда узнал, кто она на самом деле

Что сказал муж «Тоньки-пулеметчицы», когда узнал, кто она на самом деле

11 августа 1978 года, спустя три десятилетия после окончания Великой Отечественной войны, была расстреляна Антонина Макаровна Макарова-Гинзбург, в годы войны известная, как Тонька-пулеметчица.

Выбираясь из окружения, двадцатилетняя медсестра Тоня Макарова, оказалась в печально известной Локотской республике. Выбор у нее был невелик: погибнуть или служить немцам. Антонина выбрала жизнь. Она стала палачом, расстреливая из пулемета партизан, и тех, кто им сочувствовал. Макарова убивала не только мужчин, но и женщин, детей. Всего следствию удалось установить имена почти двухсот человек, расстрелянных Тонькой-пулеметчицей, на самом же деле их число может быть больше.

Но так случилось, что последними жертвами Тоньки-пулеметчицы стали не партизаны, а ее же семья, муж и дочери.

Три фамилии Тоньки-пулеметчицы

Сразу, как только окончилась война, в СССР начались поиски тех, кто сотрудничал с немцами и участвовал в карательных акциях. К 1978 году практически все пособники нацистов были выявлены и понесли заслуженное наказание. Те, кто замарался меньше других, даже успели отсидеть свои сроки. И только на след пулеметчицы, расстрелявшей в 1942-43 году в поселке Локоть (сейчас это Брянская область) сотни людей, никак выйти не удавалось.

Такая женщина была, это органам было известно совершенно точно: со слов немногих выживших, из показаний изобличенных полицаев. В этих свидетельствах неизменно фигурировала молодая, лет двадцати или чуть постарше, темноволосая девушка Антонина, по фамилии Макарова. Были тщательно исследованы личности всех женщин по фамилии и возрасту подпадавшие под это описание, но Тоньки-пулеметчицы среди них не было.

Наконец, был найден немецкий документ, свидетельствовавший о том, что некую Макарову в 1943 году расстреляли за то, что она заразила каких-то немцев сифилисом. Дело можно было закрывать.

И тут московский чиновник по фамилии Панфилов затеял поехать за границу и, заполняя анкету для ОВИРа, написал имена всех братьев и сестер. Все были, как положено, Панфиловы, но одна из сестер, Антонина, 1920 года рождения, почему-то носила фамилию Макарова-Гинзбург. Вначале заинтересовались служащие ОВИРа, а за ними – и чекисты.

Оказалось, что Тоню Панфилову в школе из-за недоразумения записали Макаровой (Антонина Макарова – дочь Макара). Поэтому, будучи по метрике Панфиловой, на фронт Антонина ушла, как Макарова. Она счастливо избежала пленения советскими войсками, которые в 1943 году положили конец «благоденствию» Локотской республики, и через некоторое время смогла устроиться в госпиталь медсестрой, сочинив историю о том, что была спасена Красной Армией из фашистского плена. В госпитале она и познакомилась с хорошим парнем Виктором Гинзбургом. Вышла замуж и стала Антониной Гинзбург. Эта путаница с фамилиями и была причиной того, что Тоньку-пулеметчицу разыскивали так долго.

Как Тонька-пулеметчица жила после войны

Став женой Виктора Гинзбурга, Антонина как будто забыла, вычеркнула из памяти все, что было с ней в Локотской республике. Пара переехала на родину Виктора, в белорусский город Лепель. В 1947 году появилась на свет первая дочка, спустя несколько лет – вторая.

Антонина устроилась работать на швейную фабрику, и в коллективе ее очень уважали – за аккуратность и трудолюбие, за спокойный и ровный характер, за славное боевое прошлое, наконец! Шутка ли, двадцатилетней девчонкой прошла всю войну, от Москвы до Кенигсберга! Фотографии Антонины частенько оказывались на Доске почета, ее приглашали в школу, чтобы выступить перед ребятами, рассказать о войне.

И муж ее, фронтовик Виктор Гинзбург, также пользовался всеобщим уважением и почетом.

Спокойно трудясь на фабрике и возвращаясь домой после смены, Антонина и не подозревала, что за ней идет настоящая слежка. Сотрудники КГБ очень боялись уронить тень на имя уважаемой всеми фронтовички, поэтому действовали крайне осторожно: привозили в Лепель тех, кто мог бы опознать Тоньку-пулеметчицу, показывали ее издалека, организовывали «случайные» встречи. Тоньку опознали все. Говорили, что никогда не смогли бы забыть тяжелый, цепкий взгляд и характерную складку между бровей, жест, которым Тонька поправляет волосы.

Муж и дочери – последние жертвы

Когда Антонину Макарову-Гинзбург арестовали, Виктор Гинзбург совершенно не понимал, что произошло. Он твердил: «Этого не может быть, это какая-то ошибка!». Он считал, что жена может быть виновна, самое страшное, в какой-нибудь растрате на производстве.

Когда же, наконец, ему сказали. в чем именно обвиняется Антонина Макарова, он просто не поверил. Тонечка, чистая девочка, впорхнувшая в палату госпиталя, где он приходил в себя после ранения, мать его дочерей, с которой он прожил 30 лет – и эта жуткая баба-палач?! Виктор бился за доброе имя своей жены так, как привык сражаться на фронте – не жалея себя. Писал письма во все инстанции, а получив отказ отовсюду, пригрозил, что обратится в ООН.

И лишь получив убедительные доказательства виновности Антонины, сдался. Говорят, что он в течение нескольких дней превратился из моложавого, бодрого мужчины в седого и сломленного жизнью старика.

Что было семьей Гинзбург после, сказать сложно. Известно лишь, что Виктор и его дочери, не выдержав позора, уехали из Лепеля. Говорят, даже, что они обосновались, в итоге, в Израиле. Все может быть. Понятно лишь, что жизнь этих людей прежней уже быть не могла. Они стали последними жертвами Тоньки-пулеметчицы.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх