Свежие комментарии

  • Tatiana Shorina11 апреля, 16:45
    Дурацкая терминология - ИЗВИНИТЬСЯ... Надо ПРОСИТЬ ПРОЩЕНИЯ. А извиняются так, на улице, случайно!!!!"Опять всю колбас...
  • Tatiana Shorina11 апреля, 16:36
    Бывает.... Мы ехали из Риги с латышом, учителем русской и латышской литературы. Он всюдорогу очень интересно рассказ...Поезд остановился...
  • Валентина11 апреля, 5:43
    такие не извиняются. У нас сейчас свобода и дерьмократия, поэтому осуждать такого подонка в наше время нельзя. СВОБО..."Опять всю колбас...

- Что-то я не понял, я для чего женился? Чтобы самому хлеб себе кромсать?! - Игорь был вне себя...

Художник Сергей Маршенников (Serge Marshennikov). Жанр реалистичной портретной живописи.

Через неделю после знаменательного «празднования» Нового года Игорь пришел домой с цветами.

Крупные красные розы. Зимой! Где только он их достал?

- Лёлька, солнце моё драгоценное, прости меня, пожалуйста, - начал он явно заготовленную заранее речь. – Вспылил, нагрубил тебе, тарелку разбил. – Игорь виновато протянул жене букет. - Выпил немного лишнего. Да ещё Лариска эта… Ты пойми, не нашего она поля ягода. Вынужден её терпеть, потому что дружбу с Антоном не хочу терять, очень уж он нужный человек.

Игорь посмотрел ей прямо в глаза.

- А хочешь, мы летом отдыхать поедем? В Крым? Хочешь? И платье тебе новое купим. Вот прямо завтра пойдем за отрезом. Сошьешь любое, какое тебе понравится?

Муж уже заискивающе заглядывал ей в глаза.

- Прости меня. Не прав был. Прощаешь?

Ольга не выдержала, кинулась ему на грудь, всхлипнула.

- Никогда больше так не делай! – Между поцелуями сказала она и снова счастливо заулыбалась.

- Не буду! – Тут же пообещал Игорь, подхватил жену на руки, устремляясь в спальню.

Мириться было сладко.

В вихре эмоций и острых ощущений обида ушла куда-то далеко в глубину души, а когда вскользь попыталась напомнить о себе - была безжалостно поймана, сожжена, а пепел Ольга развеяла по ветру.

***

Мир в их семье продержался до конца января.

Однажды вечером Ольга ждала мужа с работы, как обычно, готовя для него что-нибудь этакое, вкусное.

В этот раз она замахнулась на тушёную картошку с рёбрышками. Провозилась с готовкой долго, но зато и блюдо получилось – загляденье. А запах!

Аромат тушеного мяса, щедро приправленного специями, даже просочился через дверь на лестницу, потому что пожилая соседка, Антонина Сергеевна, с которой до сих пор Ольга только вежливо здоровалась, возвращаясь с прогулки, не выдержала, позвонила в дверь и попросила «рецептик того, что так умопомрачительно вкусно пахнет!»

Польщенная таким неожиданным признанием её кулинарного мастерства, Ольга тут же настрочила женщине рецепт на листке из блокнота, и довольная соседка удалилась, приговаривая, что обязательно приготовит «этот шедевр», когда сын с внуком придут в гости.

Словом, вечер обещал быть очень приятным.

Игорь вернулся домой не в лучшем расположении духа. По его словам, что-то у него на работе не ладилось. В подробности Ольга вдаваться не стала – всё равно мало что поймет в технических объяснениях.

Она просто объявила, что сейчас быстро исправит его настроение вкусным ужином.

- Сегодня тушеный картофель с овощами и рёбрышками! – улыбаясь от предвкушения похвалы, Ольга принялась накрывать на стол.

Она быстро расставила приборы и, чмокнув мужа в макушку, принесла из кухни доску с куском хлеба, нож и плетеную из лозы «хлебную» тарелку.

- Игорь, пожалуйста, нарежь хлеб. Немного, три-четыре кусочка. А я пока разложу картофель по тарелкам.

На кухне Ольга красиво выложила свой кулинарный изыск на тарелки, украсила всё соусом и листиками свежей петрушки. Получилось красиво. Пару секунд полюбовавшись результатом, она поставила тарелки на поднос и осторожно понесла тяжелый поднос в комнату.

Когда вошла, она не сразу заметила недовольное лицо мужа.

Аккуратно поставив перед ним тарелку, она собралась забрать у него нож и доску. Однако увидела, что к хлебу Игорь не притронулся.

Только тогда она недоуменно посмотрела на него.

Игорь был зол. Более того, он был просто в бешенстве.

- Дорогая, а ты ничего не перепутала? – тихо, но со сталью в голосе спросил он жену. Ольге был уже известен этот тон, не предвещающий ничего хорошего. Она внутренне сжалась, снова непонимающе посмотрела на стол. Потом, поняв, также молча, не говоря ни слова, сама отрезала несколько кусочков хлеба, разложила их веером на плетёной тарелке.

Поставила её аккуратно точно посередине двух приборов, взяла в руки доску с ножом, намереваясь отнести их вместе с подносом на кухню, и вдруг резко вздрогнула от громкого металлического звука.

Игорь резко ударил по подносу, который она примостила на край стола, чтобы освободить руки. Поднос высоко подпрыгнул и свалился на пол, издав при падении жестяной гулкий раскат.

- Что-то я не понял, я для чего женился? Чтобы самому хлеб себе кромсать? Ты в своём уме, мне это предлагать?! - Игорь был вне себя. – Я работаю, обеспечиваю семью, выполняю твои капризы, а ты не в состоянии сама накрыть на стол?! Предлагаешь мне стать ещё кухаркой?

Игорь вскочил со своего места и со всей силы ударил кулаком по столу. Столешница вздрогнула, тарелки подпрыгнули, содержимое в них подпрыгнуло тоже. Соус брызнул на белоснежную скатерть.

- Может, ещё прикажешь мне трусы твои стирать? – угрожающе, с приторной усмешкой продолжил Игорь. - А что такого? Ты же у нас не хочешь белы ручки замарать, а, королевна? Давай, принцесса, где там у нас грязное бельё?

Замершая от страха Ольга круглыми глазами смотрела, как Игорь кинулся в ванну и выволок оттуда таз, куда она складывала вещи, требующие стирки.

Вывалив всё содержимое на середину комнаты, муж начал яростно пинать тряпичный комок ногами. Вещи полетели во все стороны. Свернутая рубашка приземлилась на спинку дивана, а остальное Игорь распинал по всем углам комнаты.

- Видел я твой вкусный ужин, знаешь где? – грубо выкрикнул он, устремляясь в коридор и натягивая на себя пальто. – Ночевать не приду. Не хочу лицезреть твою кислую мину!

При этом он аккуратно повязал шарф, взял перчатки, сунул ключи в карман, педантично и абсолютно спокойно проверил, на месте ли бумажник и вышел, так и не дав сказать онемевшей Ольге ни слова.

***

Было около одиннадцати вечера, когда наплакавшаяся до искр в глазах Ольга наконец-то перестала рыдать.

Пока плакала, она успела убрать все результаты погрома, учиненного рассерженным мужем. Собрала раскиданные вещи, застирала пятна на скатерти, убрала еду… Желудок предательски урчал, поскольку Ольга так и не пообедала, увлекшись приготовлением ужина для Игоря. Так, выпила немного кефира. Завтрак тоже у неё вышел сегодня «чисто кофейный», поэтому желудок, живший своей, отдельной жизнью, требовал еды, раз уж его так раздразнили к вечеру вкусными запахами.

Но есть было невозможно. Ольга проглотила пару кусочков картофеля, так и не ощутив никакого вкуса, просто для того, чтобы угомонить забастовку, бушующую в животе.

И что теперь?

Она не предполагала, что невинная просьба нарезать хлеб вызовет такую бурю негатива. Ведь она не имела в виду ничего плохого, вовсе не заставляла Игоря быть кухаркой. Что за глупость?

Конечно, муж перенервничал на работе, а она, по недостатку своего образования совсем ничего не понимает, когда Игорь рассказывает о своих делах. Хотя, собственно, он уже и не рассказывает.

После их новогодней ссоры Игорь обещал, что не будет больше её обижать. Извинялся. Это было так искренне. У него тогда даже уши горели, так ему было стыдно – она же видела это раскаяние, слёзы в глазах.

Как же тогда его обещание? Неужели её проступок настолько ужасен, что нужно было так кричать и скандалить? Достаточно было просто сказать, чтобы впредь она не обращалась к нему с подобными просьбами и делала всё исключительно сама. Ольга бы поняла. Она же «человек разумный», как говорили когда-то на уроках в школе.

Что же делать? Ей так плохо. Позвонить Соне? Рассказать о том, что происходит?

Нет-нет-нет! Признаться, что её Игорь, которым она так восхищалась – на самом деле не такой идеальный? Признаться в том, что он может её вот так просто обидеть, даже унизить? И услышать в ответ: «Тебя предупреждали, что ты слишком торопишься, слишком мало его знаешь…»? Это абсолютно невозможно!

Да и потом, у Сони сейчас своих забот хватает. Ей рожать скоро. Она будет переживать, стремиться помочь, защитить. И Семён ввяжется обязательно, будет конфликт, Игорь ещё и друзьям жизнь испортит…

Но так тяжело, когда даже не с кем поговорить.

Она пробовала звонить маме. Рассказала ей про новогодний инцидент. Но вместо поддержки получила лишь: «А ты как хотела? Замужем – это не всегда пряники. Бывает и кнут. Тебя никто насильно замуж не гнал – сама пошла. Не ты первая, не ты последняя, терпи! Правильно тебе муж сказал, нечего с такой женщиной, как эта Лариса, дружбу водить!»

Тут Ольгу вдруг осенило – Лариса!

Вот с кем можно поговорить. В конце концов, она единственная из всех знакомых мужа отнеслась к ней по-человечески. Любовница? Ну и ладно. Каждый для себя сам выбирает, как жить. Не ей осуждать Ларису или вмешиваться в её дела.

Только нужно сделать так, чтобы Игорь ничего не узнал.

Ольга судорожно принялась рыться в косметичке. Она помнила, что сунула номер куда-то туда. Наконец, открыв пудреницу, которой почти не пользовалась, обнаружила клочок бумаги с номером телефона.

Только уже поздно. Вдруг Лариса не ответит?

Но если Ольга с кем-нибудь не поговорит, она просто сойдет с ума!

Женщина кинулась к телефону, дрожащими от нервного напряжения пальцами набрала номер. Длинные гудки, казалось, продолжались целую вечность. Один, второй, третий, четвёртый… Наконец, женский голос в трубке пропел:

- Алло?

Ольга от волнения забыла, что хотела сказать и молчала.

- Вы будете говорить, или играть в молчанку? – Всё также томно проговорила трубка. – Кто это? Ну… Не хотите разговаривать, зачем тогда…

- Это Ольга. – Выдавила Ольга из себя наконец-то первые два слова.

- Какая такая Ольга? – Приятный голос звучал явно скучающе и довольно безразлично.

- Жена Игоря. – Ольга с трудом проглотила комок в горле, чтобы произнести очередные слова.

И тут трубка оживилась:

- Ооооооо… Так быстро? Не ожидала. Думала, что ты продержишься дольше.

Ольга не выдержала, глаза снова наполнились слезами.

- Я не знаю, что мне делать. – Всхлипнула она в трубку.

- Прежде всего – перестать реветь, как белуга. – Голос Ларисы прозвучал вдруг довольно резко. – Боже мой, где же вас, таких наивных, делают-то? В какой глуши?

Ольга промокнула глаза салфеткой и сглотнула, пытаясь сделать так, чтобы голос не дрожал.

- В городе Н. делают. – Вдруг твердо сказала она, но голос снова предательски задрожал. – Мне надо поговорить. Но не с кем.

- Понимаю. Я это и предполагала. – Хмыкнула в ответ трубка голосом Ларисы. – Так, подруга, завтра я работаю с обеда, начальник мой по делам уезжает, разрешил выйти позже. В девять часов жду тебя. Живу рядом: прямо через сквер, потом направо, и на следующем перекрестке – налево.

Она назвала адрес.

- Запомнила? Всё. Все подробности завтра. Советую выпить валерьянки и лечь спать. Если сможешь спать, конечно. Ладно, не раскисай. Не ты первая, не ты последняя, - повторила Лариса материну фразу и отключилась. В трубке раздались короткие гудки.

Ольга положила трубку и в изнеможении опустилась на диван. Правильно ли она сейчас сделала?

Игорь ясно дал ей понять, что Ларису. Мягко говоря, недолюбливает. Терпит только из-за того, что она любовница нужного ему человека. А она втайне от мужа пойдет завтра к этой женщине домой. Вдруг получится только хуже? Хотя, куда уж хуже-то…

По мнению Игоря и кухарка из неё никакая, и физиономия у неё кислая.

Ольга посмотрела в зеркало. Да уж. Заплаканные глаза, растрепанные волосы и красный нос. Та ещё «кислая мина».

Ладно. Что сделано, то сделано.

Ольга решительно открыла пузырёк с таблетками валерьянки. Вытряхнула на ладонь две штуки. Потом подумала и добавила ещё одну. Проглотив сладковатые пилюли, запила их водой.

Завтра утром Игорь вряд ли зайдет домой, где бы он там ни был. Отправится сразу на работу. Значит, можно поставить будильник на восемь.

Ольга прилегла на диван и укрылась пледом.

Видимо, усталость взяла своё, и, уже в полусне, Ольге привиделась покойная бабушка.

Она сидела рядышком, гладила её натруженной узловатой рукой по волосам и всё приговаривала: «Бедная ты моя внученька… Бедная ты… Бедная… »

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх