Свежие комментарии

  • Наталья Мустафина
    Бред. Ну нельзя же всякую ерунду выставлять на всеобщее обозрение.Дочь счастлива в ...
  • Лалита Далина
    Если люди трудолюбивые и хозяйственные,то в деревне можно жить лучше,чем в городе,хотя какая деревня , тоже много значитДочь счастлива в ...
  • Владимир Аверков
    учёные считают,что это подвид бурого...но цвет и поведение отличается...гризли злее и мельче... Автору дарю анекдот.....О потерявшейся в ...

Зов из глубины

Молодой мужчина приятной наружности сидел за столом в душном офисе и пустым, безразличным взглядом карих глаз смотрел на коллег.

Ни дорогой костюм, ни экстравагантный галстук, ни стильная прическа не могли скрыть тотальную внутреннюю усталость, которая сквозила во всем его облике и транслировала в мир: «Все достало!»

─ Витек, ты чего скис? Очередная пассия кровушки хлебнула? ─ заговорщецки спросил Пашка, известный хохмач и сплетник.

─ Прозорливый ты наш, ─ подумал Виктор, а вслух произнес:

─ Отстань, Пашка, не до тебя сейчас.

Источник: https://clck.ru/Viky3

Виктора и правда ничто не интересовало. Он решал глобальную проблему: «Что делать?»

По своей природе мужчина здорово походил на известного Казанову: не пропускал ни одной юбки, крутил романы сразу с несколькими женщинами, наслаждался конфетно-букетным страстным периодом, а потом красиво исчезал, как только поклонницы, как он их называл, начинали предъявлять права на его свободу.

В этот раз он замешкался и пропустил момент, когда мог безболезненно избавиться от Алисы и Вероники. А еще Дашка: прилипла как банный лист, проходу не дает.

─ Ох, уж эти женщины, ─ думал Виктор, ─ такие разные и одинаковые одновременно. Каждая хочет стать единственной.

Да разве ж такое возможно? Алиса, например, ─ модельная внешность, идеальная фигурка, независимый, сильный характер, гибкий ум. Сколько времени я на нее потратил, пока завоевывал! Даже влюбился. А Вероника ─ полненькая, симпатичная хохотушка с добрым, покладистым характером, стала отдушиной во время баталий с Алисой. Грех было не воспользоваться такой конфеткой. О Дашке даже думать не хочу. Стоило два комплимента сделать, сразу в постель прыгнула. А теперь вылезать не хочет. Хозяйку из себя корчит, пытается «добро причинить». Как от нее избавиться? Видимо придется открытым текстом объяснить, что ее женой никто не назначал.

Ладно Дашка. Как-нибудь справлюсь. А что делать с беременной Викой? Она требует внимания и намекает о свадьбе. Что сказать влюбленной Алисе, которая предлагает съехаться и жить вместе? Голова кругом.

Виктор медленно встал, подошел к окну. Перед ним открылась панорама родного города, которая всегда приводила в восторг. Но сейчас и эта красота не тронула сердце.

─ Что я здесь делаю? ─ пронзила мужчину внезапная мысль. ─ Да я тупею на этой войне: ненавистная работа, назойливые женщины, душный офис и пыльный город! Нужно бежать! К морю, к пальмам и новым поклонницам!

Виктор, чтобы не передумать, схватил ручку и лист бумаги, набросал заявление. Через несколько минут он довольный и почти счастливый вышел из кабинета шефа.

─ Я свободен! Меня заждались море, пальмы и девушки! Прощайте, скучные клерки! ─ с пафосом провозгласил он на весь офис и ушел.

─ Леший тебе в помощь, ─ ехидно прошипел кто-то Виктору в спину.

И как в воду глядел...

***

Виктор чувствовал себя на седьмом небе от счастья. Еще бы! Наконец-то он уезжает далеко и надолго. Как-то сразу вылетели из головы все проблемы и непростые отношения с девушками. Сердце сладко ныло в предвкушении приятных перемен. Осталась всего одна ночь до отлета.

«Завтра начнется новая жизнь, и в ней все будет по-другому», ─ мечтал Виктор, растянувшись на любимом диване.

Источник: https://clck.ru/VimZr

Он уже видел себя в уютном городишке на берегу моря, слышал крики чаек и вдыхал соленый морской воздух. Шум волн ласкал слух, теплый ветерок нежно прогуливался по волосам.

И вдруг все исчезло. Виктор оказался в темноте. Кто-то набросил на него тяжелое одеяло, стал неистово молотить кулаками по всему телу и щипать, щипать, щипать... Нет, не больно. Скорее противно. Он услышал женский визг, улюлюканье, гадкий смех и нарочито грубый мужской хохот. Виктор пытался увернуться от ударов, но одеяло сковывало движения, и он все больше в нем запутывался. Казалось, этому не будет конца.

─ Ладно, хватит с него, ─ повелительно сказал кто-то. ─ Вытаскивайте этого доносчика на свет, будем добивать.

У Виктора все похолодело внутри.

Одеяло скинули, резкий свет ослепил глаза. Виктор стоял в одних плавках перед толпой ребят из отряда. Здесь собрались в основном девчонки и трое пацанов, которые верховодили всем лагерем.

─ Ну что, объяснять за что тебе прилетело или ты сам все понял? ─ злобно спросил один из них.

─ За что? ─ тихо спросил Виктор.

─ А ты не знаешь? Кто настучал вожатым про наши вылазки в лес? Может не ты?

─ Не я, ─ прошептал Виктор, которого двое других парней уже крепко держали за локти.

─ Ну и ладно, пусть так. У нас теперь настроение паршивое, так ты нас развеселишь, ─ ехидно усмехнулся парень, и скомандовал:

─ Давай!

Какая-то девчонка подскочила и дернула вниз плавки. Все покатились со смеху, особенно девчонки. Виктор беспомощно дергался, пытаясь вырваться из цепких лап и этим вызывал очередной взрыв хохота. Он уже не слышал мерзких словечек, которые отпускали в его адрес девочки, не обращал внимания на скабрезные шуточки пацанов. В голове набатом била только одна мысль:

─ Ненавижу!

Наконец, он обмяк и упал на пол. Истязатели испугались и разбежались по палатам.

Виктор проснулся…

─ Опять этот кошмар, ─ подумал он, ─ когда это кончится? Столько лет прошло, а будто вчера. И меня еще спрашивают, почему я так поступаю с женщинами! А и хорошо, что сон приснился перед вылетом! Напомнил. А то я что-то расчувствовался в последнее время...

***

Виктор всегда путешествовал налегке, поэтому сборы не заняли много времени. На автомате побросал в сумку самое необходимое. Старался думать о предстоящей поездке, но мысли настойчиво возвращали к событиям, которые напомнил вчерашний сон: настолько он был реален.

Снова навалились невероятная злость. Душила обида, к горлу предательски подкатывал нервный ком, готовый разразиться рыданиями.

─ Почему тогда они выбрали именно меня на роль жертвы? ─ пытался понять Виктор в сотый раз. ─ Неужели из всех ребят только я выглядел полным слабаком. И ведь не ошиблись. Я даже не пытался защищаться. Пережил унижение молча. Никому не отомстил. Ходил, как в воду опущенный, до конца смены. Глаз не мог поднять. Девчонки пальцем тыкали, хихикали за спиной. А я молчал. Чувствовал общее презрение и принимал как должное. Почему? Откуда взялась эта рабская покорность, неумение постоять за себя, готовность терпеть?

До рейса оставалось не так много времени. Виктор вызвал такси и поехал в аэропорт. Разместившись в салоне, снова вернулся к размышлениям. Он любил думать, глядя на облака. Казалось, весь мир где-то далеко, он ─ маленькая песчинка в мироздании, а здесь, в небесах, можно найти ответы на все вопросы.

─ Господи! Возьми мою жизнь в свои руки, делай с ней все, что считаешь нужным, только помоги понять, почему надо мной, тогда еще подростком, так жестоко «пошутили»? Кто в этом виноват? ─ взмолился Виктор первый раз в жизни.

И вдруг увидел в иллюминаторе сердитое лицо матери, чудесным образом сложившееся из облаков. Она будто ругала его, грозилась наказать.

─ Ничего не меняется. Она даже здесь меня достала. Еще один образец женщины, из-за которого хочется придушить всех остальных. Ну, или заставить рыдать, вымаливая хоть каплю любви.

Источник: https://clck.ru/VimmU

Виктор откинулся на сиденье, закрыл глаза. Перед ним замелькали картинки из детства. Вот мама носит его на руках, гладит по головке, исполняет любое желание, нахваливают по поводу и без. Вот бежит в песочницу, чтобы защитить сыночка от агрессивного мальчика. Вот устраивает разборки с первоклассниками, которые обидели Витеньку. И ее постоянное: «Сынок, я так тебя люблю! А ты меня любишь?»

А потом, как обухом по голове, в десять лет: «Не будешь слушаться, скажу матери, чтобы вернула тебя в детдом!» Это очередной мамин ухажер, которому сын сожительницы явно мешал. И виноватый, испуганный мамин взгляд, когда Виктор спросил:

─ Я не твой сын? Зачем ты меня обманывала?

Она что-то говорила в ответ, но это уже не имело значения. Виктор пережил шок и понял тогда, что все врут, никому верить нельзя. И что он, на самом деле, никому не нужен.

Мать вышла замуж. Отчим постоянно обижал пасынка. Мама не защищала: боялась мужа. А, когда у них родилась дочь, о Вите просто забыли.

Так мальчик, которого «любили без памяти», превратился в обузу. Никого не интересовало, что чувствует, о чем думает этот замкнутый тихий подросток, у которого глаза постоянно на мокром месте.

А вот сверстники сразу просчитали: это мальчик для битья, который проглотит все что угодно. И, если в классе к нему привыкли, то в лагере - церемониться не стали. Всегда найдется тот, кому нравиться добивать слабого.

Это потом, пережив обман матери и публичное унижение, Виктор будто переродился. Занялся восточными единоборствами. Стал смелее, жестче, циничнее. Армия тоже сделала свое дело. Потом университет, где он не упускал случая отыграться на какой-нибудь представительнице женского пола за все свои несчастья.

Каждый раз, вспоминая пережитый обман и предательство, Виктор чувствовал себя опустошенным и страшно уставал. Вот и сейчас заснул в воздушном судне, которое неумолимо несло его навстречу новым испытаниям.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх