Свежие комментарии

  • Tatiana Shorina11 апреля, 16:45
    Дурацкая терминология - ИЗВИНИТЬСЯ... Надо ПРОСИТЬ ПРОЩЕНИЯ. А извиняются так, на улице, случайно!!!!"Опять всю колбас...
  • Tatiana Shorina11 апреля, 16:36
    Бывает.... Мы ехали из Риги с латышом, учителем русской и латышской литературы. Он всюдорогу очень интересно рассказ...Поезд остановился...
  • Валентина11 апреля, 5:43
    такие не извиняются. У нас сейчас свобода и дерьмократия, поэтому осуждать такого подонка в наше время нельзя. СВОБО..."Опять всю колбас...

«Папочка, я много не буду кушать. Не нужно меня в интернат» умоляла Маша глядя в холодные глаза отца

«Папочка, я много не буду кушать. Не нужно меня в интернат» умоляла Маша глядя в холодные глаза отца

Маша была нежеланным ребенком в своей семье. Верхнее, категорически против её рождения был отец, Михаил. На момент беременности Марии, в их семье уже было четверо детей, сын, и три дочери. Молодые люди жили бедно, в небольшом деревенском доме, который достался по наследству главе семейству.

Супруги работали на ферме, зарабатывали гроши, естественно, одеть и прокормить четырех детей было очень не легко. Но мать Машеньки, Мария, даже думать не смела о том, чтобы избавиться от ребенка. Она не послушала мужа, не сделала аборт.

Михаил долго ругался с ней, а потом, поняв, что своего не добьется, махнул рукой, и сказал, чтобы Мария сама думала, как будет поднимать на ноги пятого ребенка, который им просто напросто не нужен в семье.

Дошло до того, что он даже из роддома супругу не забрал. Мария долго ждала мужа у входа в роддом, сидя на скамейке. А поняв, что он не приедет, вытерла слезы, и пошла ловить попутку, чтобы успеть засветло добраться с малышкой домой.

Шли годы, Машенька подрастала, а отношение отца к девочке так и не стало лучше. Казалось, он совсем не замечает дочь, которая смотрела в его глаза наивным, чистым взглядом и не понимала, что она делает не так. Почему папа играет с братом и сестрами, а её сторониться.

Мария долго страдала от такого отношения мужа, а потом просто свыклась, и старалась как можно больше уделять внимания младшей доченьке. Это не оставили без внимания старшие дети, и подражая отцу, просто-напросто возненавидели Машу, считая её чужой в их семье. Ведь эта девочка раздражала из отца, и была любимицей матери.

В один из летних солнечных дней, Мария с Машей, пошли пасть корову на луг. Погода стояла чудесная. Мать с дочерью пообедали и сидя под деревом, разучивали новый стих.

Внезапно небо затянули темные, свинцовые тучи. Поднялся сильный ветер, и через несколько секунд начался ливень и разразился громкий раскат грома.

- Мамочка! Гроза! Я боюсь грома. Бежим домой, - испуганно произнесла девочка.

- Успокойся милая. Это не надолго. Мы ведь с нашей коровой Нюсей, не побежим. Промокнем насквозь. Переждем непогоду под деревом, - улыбнулась женщина, и крепко прижала дочь к себе.

В следующий момент, раздался насколько громкий гром, что казалось земля дрожит. Нюся испугалась грозы, и бросилась бежать не разбирая дороги от хозяйки.

- Мамочка! Она же сбежит от нас! Вот нам сегодня достанется от отца, - в отчаянии закричала Машенька, и бросилась догонять непослушное животное.

- Маша! Стой! - крикнула Мария, и бросилась вслед за дочерью.

Увидев, как прям перед ней сверкнула яркая, огромная молния, Маша остановилась, и закрыла руками лицо от страха. Обернувшись через минуту назад увидела маму, которая лежала на земле и не подавала признаков жизни.

- Мамочка! Вставай, ты же заболеешь. Прошу, пойдем домой, пожалуйста, - плакала девочка. В силу своего возраста она ещё не осознавала, что случилось непоправимое. Но глядя на неестественно белое лицо самого родного человека понимала, что мама скорее всего никогда не встанет.

- Где мать и корова? Чего поперлись на луг в такую непогоду? - рявкнул Михаил, как только Маша переступила порог дома.

- Я не знаю, где Нюся. Она побежала, я хотела догнать её, но потом прям передо мной появилась огромная молния. Я испугалась и закрыла глаза, а когда открыла, то Нюси не было, а мама лежала под дождем на земле. Это я виновата. Не нужно мне было бежать за коровой, - плакала Машенька, сбивчиво рассказывая отцу о случившемся.

- Негодяйка! Что с матерью? - крикнул отец, сверкнув недобрым взглядом.

- Не знаю. Она спит, и не просыпается, - заикалась от страха и холода Маша.

- Что с матерью? Где она? - кричал вне себя от злости мужчина, и стал трясущимися руками снимать армейский ремень.

- Миша, сынок, не трогай её. Она же вся дрожит от страха., - взмолилась мать Михаила , Надежда Егоровна. - Беги на луг! Как бы беды с Марией не случилось, - запричитала пожилая женщина, обнимая испуганную Машеньку.

Несколько дней Маша находилась словно в тумане. Она понимала,

что мамы больше нет и никогда не будет, и во всем винила себя. По крайней мере, так говорили старшие сестры.

- Зря мамка родила тебя! Не зря, наш папка был против, как знал, что ты беду накличешь в наш дом. Ненавижу тебя! - плакала и кричала сестра Лида, с ненавистью глядя на Машу.

- Уходи от нас! Ты нам чужая! Из-за тебя у нас больше нет мамки! - упрекал брат.

Маша забилась под кровать, и стала горько плакать. Она чувствовала, что осталась совершенно одна, что совершенно никому не нужна. Девочка не знает, сколько времени провела в темной комнате. Её никто не звал и не искал. Уже утром к ним пришла бабушка, и спохватившись, что Маша пропала, стала искать ее. В тот же день Надежда Егоровна забрала внучку к себе. Девочка вздохнула с облегчением. Бабуля хоть и не была с ней особо ласковой, но зато никогда не обижала.

Но радость девочки была недолгой. Спустя несколько месяцев бабушка умерла, и Маша снова осталась одна.

- Собирайся, Машка, завтра в город поедем,- грубо сказал отец, не глядя дочери в глаза.

- Зачем? - тихо спросила девочка.

- Поживешь пока в интернате. Мне одному не прокормить всех вас.

- Папочка, я много не буду есть. Обещаю. Мне страшно, я не хочу в интернат, - взмолилась Маша.

- Это не обсуждается. Да и по всему видимому там тебе будет лучше, - сказал отец, глядя на довольных детей, которые очень тешились тем, что Машка наконец-то исчезнет из их жизни.

Отец оказался прав. Маша чувствовала себя комфортнее в интернате, чем в родном доме. По крайней мере здесь её никто не обижал. Её не ругали по пустякам, и в конце концов никто не обвинял в том, что она родилась нежеланным ребенком на свет Божий.

За десять лет, которые Маша провела в интернате, отец навещал её всего два раза. Он приезжал не на долго, привозил яблоки и груши с собственного сада, сидел молча возле дочери минут десять, глядя куда-то вдаль, и так же молча уходил.

После выпуска, Маша поехала домой, в родную деревню. Она знала, что её никто там не ждёт, но всё же надеялась. А вдруг родные люди изменились. Сестры и брат ведь уже довольно взрослые, может забыли они давно свои детские обиды, и примут сестру в свою семью.

Но, к сожалению, в доме Маши ничего не изменилось. Уже у ворот, её встретила старшая сестра Лида. Она пристально и с любопытством разглядывала худенькую, симпатичную девушку, а узнав в ней сестру, нахмурилась.

- Машка? - спросила с неприязнью.

- Здравствуй, Лида. Я очень скучала по вам. Как ты? Как папа? - улыбнулась девушка.

- Ты чего припёрлась? Скучала она! - нервно ухмыльнулась Лида. - Ты думаешь, мы забыли, как ты нашу маму угробила? Пойми, ты никогда не станешь нам родной. Убирайся Машка, чтобы глаза мои тебя не видели.

- Лида, да в чем же я виновата? Тогда ведь гроза сильная началась, а мы одни среди поля. Ты думаешь мне легко? У меня эта ужасная картина всю жизнь перед глазами стоит. За что вы так со мной? Почему ненавидите с самого рождения?

Маша заплакала в отчаянии. В этот момент ей не хотелось ничего, не хотелось жить.

- Негде тебе здесь жить. Сама знаешь, дом у нас небольшой, а у меня муж и трое детей, ещё и отец алкаш на мне. Сестры с братом в райцентре устроились, вот и ты поезжай , не пропадешь, - усталым голосом произнесла Лида.

Из дома вышел Михаил. Увидев Машу, он совсем не проявил никаких эмоций. Девушка заметила, как постарел и осунулся отец. В глазах хроническая тоска, руки трясутся.

- Здравствуй, папа, - прошептала сглатывая слезу Маша.

- И тебе не хворать. Лидка права. Нечего тебе делать здесь. Ты и так достаточной горя нам принесла. Уезжай. Здесь твоего ничего нет, - спокойно сказал он, и пошел обратно в дом.

Опустив глаза, Маша молча пошла в сторону кладбища. Найдя могилу матери, девушка дала волю эмоциям и слезам. На душе была полная пустота. Такого отчаяния и безысходности она ещё никогда не испытывала. В детстве, Маше часто снился родной дом. Снилось, что сестры и отец улыбаются ей, встречают с радостью и неподдельным добродушием. Она верила, что однажды этот сон сбудет ся , но ошибалась. Мечты о том, что родные люди примут её и простят, так и остались мечтами, а судьба оказалась слишком жестокой по отношению к ней.

Приехав на автовокзал большого города, Маша села на скамейку и горько заплакала. Денег у неё не было, она не знала, куда идти, и что делать дальше. Мимо проходили равнодушные люди, они куда-то спешили, не обращая никакого внимания на девушку, в глазах которой читалась боль и отчаяние. - Тебя кто-то обидел? - услышала Маша приятный мужской голос и подняв взгляд, увидела симпатичного парня в форме.

- Нет, - отрешенным голосом произнесла Маша. - Мне просто негде жить, нет работы и денег, а так, все хорошо.

- Понятно, - протянул парень. - Ты сегодня что-нибудь ела?

- Нет. Сегодня ничего не ела, - безразлично ответила Маша.

- Всё ясно. Пойдем со мной. Не бойся, я не обижу. Для начала зайдём в кафе, поужинаем , ну а потом подумаем, как можно тебе помочь. Меня Саша зовут, - улыбнулся парень, протягивая Маше руку.

Прошло десять лет. Сегодня Маша и Саша отмечали оловянную свадьбу. Молодая женщина не могла нарадоваться своему счастью. Ведь в самый темный период своей жизни судьба сжалилась над ней, и послала на помощь прекрасного человека, который вернул ей веру в людей, подарил ей счастье, и беззаботную жизнь.

Маша безумно любила своего мужа, и просто души не чаяла в своих детках. Семь лет назад у них родились двойнята , мальчик и девочка. С того самого момента Маша осознала, что она самая счастливая женщина на земле.

С родными женщина не общалась. Маша как-то писала отцу. Рассказывала, что у неё всё хорошо. Она закончила медучилище, и вышла замуж за любимого человека. Женщина не надеялась, что отец ответит на письмо, просто хотела, чтобы он знал, что у неё всё хорошо.

И вот сегодня ей пришла телеграмма от Лиды. Сестра сообщила, что отец не сегодня завтра умрёт, и желает увидеться с Машей.

- Что случилось, Машенька? - спросил Саша, увидев, как погрустнела супруга.

- Папа умирает, - тихо сказала женщина, и отвернувшись к окну заплакала.

- Милая, не расстраивайся. Он прожил долгую жизнь. И это нормально, когда дети хоронят своих родителей, а не наоборот. Ты хочешь поехать туда?

- Да. Сестра просила. Отец хочет увидеться со мной, - объяснила Маша.

- Одну я тебя не отпущу туда. Поедем вместе. Может прямо сейчас, - сказал Саша, обнимая супругу.

- Но у нас же сегодня праздник. Мы так долго готовились, - растерянно произнесла Маша.

- Наш праздник уже омрачен. Ничего страшного, отметим как-нибудь в другой раз. Поехали, я же вижу, что мысленно ты уже там. По дороге завезём детей к родителям.

- Спасибо мой родной, - прошептала Маша. - Как же хорошо, что ты у меня есть.

Во дворе родного дома, Маша увидела сестёр. Все трое были в сборе. Они с интересом рассматривали мужа Маши, и завистливо шептались о чем-то. Маша узнала лишь Лиду, с которой виделась десять лет назад, остальных сестёр не узнала. Уж слишком много времени прошло с момента их последней встречи. Женщина помнила, как они смеялись и издевались над ней, когда отец увозил её в интернат. Годы прошли, а близкие ей люди совсем не изменились. Сейчас они все также с ненавистью смотрели на Машу.

- Примчалась? - вместо приветствия проговорила Лида. - Машка, ты даже не рассчитывай на наследство. Ты никто здесь. А надумаешь судиться, пожалеешь.

- Где папа? - спокойно спросила Маша.

- В доме, где ж ему быть, - с презрением ответила Лида.

Маша с трудом узнала отца. Он сильно постарел за эти годы, выглядел крайне нездоровым. Михаил увидел дочь, и оживился немного, в глазах заблестели слезы.

- Приехала? Спасибо! - прошептал он. - Увидел тебя, теперь и умереть могу спокойно. Знаешь, ко мне каждую ночь приходит Мария, упрекает, что я так с тобой поступил. А что я мог сделать, остался один с кучей детей. Да и признаться честно, не любил я тебя никогда Маша, ведь именно ты внесла раздор в наши с Марией отношения. Но всё же хочу попросить у тебя прощения. Хочу умереть спокойно, снять с души этот тяжёлый груз. Завещание я разделил поровну. Хоть здесь не обделил тебя.

- Мне не нужен этот дом, папа. Я не за этим сюда приехала. Хочу тоже признаться. Несмотря на все ваши обиды, я вас всю жизнь любила. Ведь не понимаю, как можно ненавидеть родных людей. Ладно, как говорится, кто старое помянет, - махнула рукой Маша. - Скажи, что с тобой? Чем ты болен? И показывали тебя сестры докторам?

- Старостью болен. Вот, ноги отказали. А докторов у нас здесь нет, - грустно улыбнулся Михаил. - Я искренне рад, что у тебя все хорошо в жизни. Жаль, что внучат не привезла. Хотел и с ними повидаться.

- Маша, прости, что я вмешиваюсь, но мне кажется, что Михаила Трофимовича стоит показать врачам. Негоже человеку сидеть в четырех стенах и ждать смерти.

- Спасибо, дорогой, - улыбнулась Маша. - Я тоже об этом подумала. Не так он тяжёл, как считает Лида.

В тот же день супруги увезли Михаила в город. Маша договорилась с главврачом больницы, в которой работала медсестрой, и отца уже на следующий день положили в стационар. А спустя месяц после лечения, он стал на ноги. В тот день Маша с детьми приехала навестить его. Увидев папу на прогулке у больницы, женщина улыбнулась, радуясь, что они с мужем сумели помочь родному человеку.

- Дочка, а я выглядываю тебя с утра, - обрадовался Михаил. - Знаешь, мне сегодня снова приснилась Мария, и первый раз за все эти годы она улыбалась. Это значит, что душа её успокоилась наконец-то. И ещё, я соврал тебе тогда. Сам не знаю почему так сказал. Я всегда любил тебя. Всю жизнь каждый день думал о тебе. Но, никак не мог переступить через свою гордость. Ревновал к Марие , и не мог простить того, что ты забрала её у меня. Прости меня дочка, прости родная, - произнёс мужчина и впервые в жизни заплакал.

- Все у нас будет хорошо, папа. Оставайся с нами. Дом у нас большой, дети к тебе привыкли, да и мне спокойнее будет, - улыбнулась Маша.

- Спасибо дочка, - тихо прошептал отец.

Наконец то, между родными людьми была разрушена темная бездна, которая не давала спокойно жить долгие годы. Маша была рада, что хоть и спустя годы, но всё же обрела родного человека. А Михаил надеялся, что успеет наверстать упущенное время, и сможет доказать дочери, что любит её, и всю жизнь любил.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх